Конфликтология (2). СТУПЕНИ ЭСКАЛАЦИИ КОНФЛИКТА.

Первая ступень – «усиление» – характеризуется тем, что:

 

  • Точки зрения становятся все более жесткими и все чаще сталкиваются.
  • Временные неудачи вызывают замешательство у обеих сторон.
  • Осознание существующей напряженности вызывает скованность.
  • Еще преобладает убеждение: напряженность можно снять путем бесед друг с другом.
  • Еще нет четко выраженных партий и лагерей.
  • Готовность к сотрудничеству сильнее, чем мышление в понятиях конкуренции.

 

Вторая ступень – «дебаты и полемика» – характеризуется тем, что:

 

  • Противоречия выражаются в дебатах и полемике.
  • Поляризация в мышлении, чувстве и воли ведет к столкновению.
  • Преобладает полное господство черно-белого мышления.
  • Применяется хитроумная вербальная тактика: участники делают вид, что как бы обращаются к рациональным аргументам – на деле проявляется вербальное давление, словесное насилие.
  • Через «пламенные речи для трибуны», т.е. привлекая третьих лиц, стороны набирают очки и хотят добиться признания.
  • Вокруг точки зрения каждой из сторон создаются временные группировки и партии с меняющимся составом.
  • Проявляется расхождение между обертоном и унтертоном вызывает замешательство и скепсис.
  • Начинается борьба за превосходство.
  • Позиция «кооперация» и «конкуренция» постоянно чередуются, что усиливает замешательство.

 

Если через полемику и дебаты не удается урегулировать раз­ногласия, то развитие конфликта переходит на третью ступень:

 

  • Разговоры и речи больше не помогают: значит, делом нужно дока­зать свою правоту!
  • Стороны конфронтуют, ставя друг друга перед свершив­шимися фактами. Стратегия совершившихся фактов.
  • Начинаются расхождения между вербальными высказывани­ями и невербальным поведением: невербальный эффект преобладает – сделанное имеет больший эффект, чем сказанное.
  • Опасность неправильного толкования действий создает не­уверенность. Ошибочное толкование поступков.
  • Пессимистическое ожидание как следствие недоверия вызывает ускорение конфликта.
  • Партии смыкаются теснее, отгораживаются и исключают инакомыслящих.
  • Возникшая групповая оболочка усиливает давление мнения.
  • Полностью утрачивается способность проникновения в сущность.
  • «Подобное тянется к подобному»: обоюдное давление мне­ний вызывает духовную унификацию, конформизм!
  • Кристаллизация ролей ведет к специализации, застыванию и ограничениям.
  • Конфликтующие стороны полностью утрачивают сочувствие в большом и в малом.

 

Настрой на конкуренцию сильнее, чем готовность к коопе­рации.

Четвертая ступень – «имидж и коалиция» – в центре внимания находятся уже собственный имидж и усилия по его поддержанию:

 

  • Включаются стереотипы, образцы, клише в отношении знаний и умения; запускаются имидж-кампании и распространяются слухи, которые направляют противостояние.
  • Партии загоняют друг друга в негативные роли (создание образа врага) и борются с ними (ролями).
  • Идет вербовка сторонников, поскольку из-за ощущаемой слабости стороны ищут поддержки.
  • Самоисполняющиеся пророчества через фиксацию на одно­стороннем и искаженном образе противника подтверждают этот созданный сторонами образ.
  • Проявляется скрытое обоюдное раздражение; уколы наносятся так, что­бы это трудно было доказать.
  • «Двойная связь» через парадоксальные задачи создает вза­имную зависимость.

 

Пятая ступень – «потеря лица»:

 

  • В открытом и прямом нападении утрачивается моральная целостность.
  • «Разоблачительные акции» сознательно инсценируются как публичный ритуал.  Разоблачение ведет к «разочарованию», «увы-переживанию» задним числом.
  • Дело доходит до драматизированного выталкивания и «из­гнания» разоблаченных.
  • Разоблачение вызывает в отвергнутых разочарование. Они считают, что до сих пор находились в заблуждении.
  • Переживание разоблачения приводит к тому, что, оглядыва­ясь на дела разоблаченных лиц, стороны видят уже только достойные осуждения вещи.
  • Собственный образ и образ противника становятся искажен­ными, представляющими с одной стороны «ангелов», а с другой «чертей», и в дальнейших событиях господствуют не­гативные «двойники».
  • По отношению к отвергнутому человеку или группе возни­кает чувство отвращения.
  • Отвергнутые теряют внешнюю восприимчивость, они нахо­дятся в изоляции, «в собственной берлоге».
  • Спорные пункты становятся принципиальными вопросами религии, идеологии, национальности и основных ценностей.
  • Отвергнутые стороны любой ценой стремятся к реабилитации.

 

На этом этапе  конфликтная ситуация переходит в прямое  столкновение, конфликт стано­вится радикальным и гораздо более серьезным.

Шестая ступень – «стратегия угроз»:

 

  • Спираль угроз и контругроз раскручивается все быстрее.
  • Треугольник угроз действует, если «1 требование = 2 наказа­нию = 3 достоверности через пропорциональность».
  • Противники предпринимают различные действия («система заграждений»), чтобы показать свою решительность.
  • С каждой угрозой конфликтующие партии создают для себя самих ситуацию вынужденного действия.
  • Угрожающие теряют собственную инициативу.
  • Ультиматумы и ответные контрультиматумы ведут к усиле­нию стресса через требования.
  • Постоянно возникает эффект действия ножниц: время для принятия решения сокращается, сложность принимаемых ре­шений увеличивается; из-за недостатка действий последствия становятся еще более сложными.
  • Все ускоряется, события наслаиваются, усиливается сумато­ха и паника.
  • Стороны все больше действуют под чужим вли­янием, то есть больше реагируя, чем действуя сами.

 

Седьмая ступень – «ограниченные уничтожающие удары»:

 

  • Мышление сторон происходит теперь лишь в «категориях вещей».
  • При решениях и действиях больше не берутся в расчет ника­кие человеческие качества.
  • Ограниченные удары понимаются как «подходящий ответ»; пропорциональных контрударов пока избегают.
  • Ценности и добродетели превращаются в их противополож­ность: относительно небольшой вред противоположной сто­роне понимается как «выигрыш» для собственной стороны и так далее.

 

Восьмая ступень  – «разгром»:

 

  • Стремление вызвать разрушение вражеской системы: стороны пытаются разрушить жизненно важные факторы или органы и тем самым сделать систему неуправляемой.
  • Участники борьбы делают все, чтобы отрезать «фронт» про­тивника от его «тыла».

 

Целью становится тотальное уничтожение противника: фи­зически-материальное (экономическое) или душевно-соци­альное и духовное уничтожение.

Девятая ступень– «вместе в пропасть»:

 

  • Стороны больше не видят пути назад: «Мы должны идти вперед лю­бой ценой: назад дороги нет!»
  • Конфликтующие стороны начинают тотальную конфронта­цию.
  • Стороны испытывают тягу к самоуничтожению: главное уничтожить врага!
  • Единственной целью становится тотальное уничтожение врага ценой самоуничтожения: готовность ценой собственной гибели причинить вред его окружающим или потомкам.

 

Почему это так

Мы устроены, к сожалению, весьма несовершенно: болезненно реагируем на обиды и оскорбления, проявляем ответную агрессию.

Безусловно, требованиям высокой морали отвечает умение сдержаться, а еще лучше - простить обиду. К этому призывают все религии и этические учения, однако, несмотря на все увещевания, воспитание и обучение, число желающих "подставить другую щеку" не множится.

Вероятно, это объясняется тем, что потребность чувствовать себя в безопасности, комфортно и оберегать свое достоинство относится к числу основных потребностей человека, и потому покушение на нее воспринимается крайне болезненно.

Игнорирование закономерности эскалации конфликтогенов - это прямая дорога к конфликту. Хотелось бы, чтобы каждый постоянно помнил об этом. Тогда конфликтов будет меньше, особенно тех, в которых не заинтересован ни один из его участников. Ибо первый конфликтоген может быть (а чаще всего и бывает) непреднамеренным, результатом стечения обстоятельств